Ловись рыбка  

Ловля окуня на кружки

Продолжаем нашу традиционную рубрику Советы бывалых рыбаков - подробно расскажем все нюансы ловли кружками окуня:

Пожалуй, любой человек, который когда-то в детстве взял в руки ореховое удилище, сделанное ему отцом, дедом или старшим братом, начинал приобщение к познанию ихтиофауны своей первой в жизни речки именно с окуня. Да это и неудивительно. В те добрые славные времена, когда заря химизации сельского хозяйства только всходила, когда прибрежные ольховые заросли не сводились ради надуманного расширения посевных площадей, а речушки по милости фабрик и заводов, рядом с которыми они протекали, не окрашивались во все цвета спектра, окунь наряду со щукой были чуть ли не самым многочисленным представителем рыбьего племени, населяющим практически все медленно и быстро текущие, а порой и просто — стоячие воды.

По Л. П. Сабанееву, окунь средней полосы в основном достигает веса 3—4 фунтов, то есть около 1200— 1600г. Однако в некоторых реках и озёрах в прошлом столетии этот хищник вырастал и до 12, а подчас — до 15 (!) фунтов. Настоящие исполины! В наши дни ничего подобного видеть не приходилось.

Один матёрый спиннингист, вытащив июньским утром полуторакилограммового горбача, по прошествии восторженного изумления признался мне, что такого лаптя он видит впервые за свою долголетнюю практику. В одной столичной газете сообщалось, будто на Оби некий рыболов-любитель поймал спортивной снастью четырёхфунтового окуня и будто этот красавец по своей величине занял первое место среди своих полосатых соплеменников, пойманных в России в 1986г. Хотя я не думаю, что наш рекордсмен был польщён последним обстоятельством, ибо, вне всякого сомнения, наравне с другими — меньшего размера собратьями - был отправлен на сковородку, оставив на память удачливому рыбаку пожелтевшую с годами газетную вырезку.

Похоже, что окунь так же, как и щука, подразделяется на две основные категории: особи, живущие в береговой зоне, растущие очень туго и редко достигающие полфунта веса, и другие, так называемые (ввиду характерной особенности строения тела - довольно крутого горба) горбачи, живущие на значительных глубинах и поражающие нас своими размерами, о которых я только что упоминал. Ярким представителем первой категории является хорошо знакомый всем удильщикам матросик — окушок с палец длиной, годный разве что в качестве второсортного живца для ловли щук или для заправки ухи. Да, собственно, и в уху-то матросик идёт как тот же второстепенный компонент: так себе, — ни вару, ни товару. И поскольку для серьезного рыболова он интереса особого не представляет, то и распространяться о нём больше не стоит.

Места обитания окуня

Характерными местами летнего обитания горбача на водохранилищах и больших озёрах являются закоряженные овраги, русла и омуты затопленных речек, большие заливы со средней глубиной 3—4м, заросшие по краям всевозможной водной растительностью, с топляком на дне. Иногда его можно встретить среди подтопленного большой водой частого кустарника на совсем уже незначительной глубине, так что, как говорится, даже штаны не замочишь. Средние экземпляры обожают держаться в более или менее густых зарослях белых лилий и желтых кубышек, своими широкими листьями дающих затемнённость этому участку от солнечного света, которого окунь, как правило, избегает. Вдобавок ко всему, на нижней стороне листьев обитают небольшие пиявочки — лакомое блюдо многих рыб. Короче говоря, горбачи выбирают себе участки, сходные с теми, что выбирают для стоянок в первую очередь щука и частично — судак. Но в отличие от судака, пускающегося порой в странствия, окунь, застолбив район, хозяйничает в нём на протяжении многих лет до тех пор, пока какие-нибудь чрезвычайно неблагоприятные обстоятельства не вынудят его сменить место.

Однако не думайте, дорогие читатели, что горбач живёт и кормится только в глубинах. С наступлением тёплых летних дней, когда бесчисленные стада рыбьей мелочи устремляются на мелководные, хорошо прогретые участки водоёма, крупного окуня даже чаще, чем на глубинке, можно встретить на различных подводных возвышенностях. Особенным расположением пользуются у него полого идущие в глубину откосы расположенных на плёсах, вдали от берега островов, затопленные насыпи дорог, всевозможные бугры, гряды и валы. И если его в таких местах не беспокоят многочисленные рыбачьи лодки, проводит здесь всё лето, изредка опускаясь поглубже при разгулявшейся непогоде.

В небольших водоёмах, где глубина зачастую не превышает 3м, горбачи расселяются очень неравномерно, скапливаясь порой в одном-двух местах, ничем, казалось бы, не отличающихся от других, в довольно крупные стаи. Летом я проводил свой отпуск на одном озере. Обилие рыбы в воде, грибов и ягод в лесу вносили дополнительную, понятную всем натуралистам особую прелесть в и без того замечательный отдых на лоне природы. С первых же дней пребывания на озере меня заинтересовали горбачи, постоянно жирующие на песчаном, залитом мелкой водой длинном островке, и в большой мелководной заводи, сплошь облепленной широкими, словно обеденная тарелка, листьями лилий.

Кстати говоря, определить места охоты окуня вовсе несложно. В течение всего погожего летнего дня стаи горбачей периодически устраивают на поверхности водоёма характерные бои. Разумеется, это не петушиные бои и тем более — не бои быков, однако наблюдение настоящей охоты крупных окуней доставляет любителю живой природы незабываемое удовольствие.

В яркое, солнечное утро, остановившись на лодке неподалёку от упомянутого островка, я в который уже раз с неослабевающим любопытством наблюдал весь процесс боя горбачей. Мелкая тёплая вода над гривой и высовывающиеся кое-где пучки растительности, приютившейся на хорошо прогретом песчаном ложе, привлекали сюда тысячи и тысячи мальков плотвы, достигших к концу июля размера со спичку. В свою очередь, этот детский сад соблазнял беспрерывным своим снованием туда-сюда окуневую стаю, обитавшую на другом конце гривы в чащобе затопленных кустов.

Охоту мелкого окунька даже трудно назвать боем, поскольку чаще всего наблюдается выпрыгивающий из воды малёк. Сам же охотник остаётся невидимым, лишь изредка один-другой слабенько чмокнет губами на поверхности и снова — тишина. Когда охотится горбач, картина совсем иная. Спокойная, неподвижная гладь вокруг в один момент вскипает, словно вода в котле, от десятков рыбин, охватывающих подковой район охоты. Малёк уже не сыплется в разные стороны — не успев выскочить из воды, он буквально партиями исчезает в прожорливой утробе хищника. Вода всё время кипит, из бурунов наполовину высовываются темные горбы преследователей, чмоканье и чавканье слышатся за десятки метров, и весь этот котел медленно продвигается из травы на чистую воду вслед за обезумевшими от страха мальками. Через непродолжительное время так же внезапно, как и начался, бой утихает, и только где-то в стороне разок-другой чавкнет отбившийся в азарте погони от своих соплеменников молодой горбач. И всё! В подводном царстве снова воцаряются мирная тишина и спокойствие. Лишь плавающие местами пенные пузыри да никак не разглаживающаяся ещё несколько минут назад зеркальная поверхность говорят о прошумевшем здесь кровавом побоище.

По прошествии некоторого времени, когда несмышленые малявки, оправившись от пережитого испуга, вновь появятся на отмели, картина повторится. И, возможно, на этот раз к горбачам присоединятся прожорливые чайки, с проворством выхватывающие из-под самого носа преследователей его добычу. Тогда к бульканью, всплескам и чавканью примешивается звонкий скрипучий крик белоснежных птиц.

Иногда выход окуней из укрытия удаётся спровоцировать лёгким шлепком весла по воде, который, по-видимому, создаёт им ложное представление о начале охоты соседней стаи.

Возможен и другой вариант: рыбья мелочь, пугаясь неожиданного шлепка, стремглав бросается из чистых мест в заросли растений и случайно натыкается на зорко наблюдающих за всеми событиями окуней, а уж те, не в силах удержаться от соблазна поживиться дармовым куском, устраивают резню, не обращая порой никакого внимания на спокойно плавающее рядом днище рыбацкой лодки. В подобные моменты ловля на кружки бессмысленна, ибо улепётывающие во всю прыть от окуней малявки, вполне вероятно, могут обойти настороженные снасти. Лёгкая вращающаяся спиннинговая блесна или наживлённая на крючок длинного, прочного удилища малявка, брошенные в самую гущу котла, — только они и позволяют сейчас рыболову ощутить трепетные рывки крепко упирающейся полосатой рыбы. Начало нереста окуня совпадает с появлением проклюнувшихся березовых почек и с преднерестовым жором плотвы, который обычно наблюдается с середины третьей декады апреля. Икромёт проходит возле берегов, поросших жёсткой растительностью, почти незаметно для глаз натуралиста и обнаруживается лишь отдельными поклёвками молошников во время ловли плотвы на мотыля. Такой окунёк, взятый в руку, заливает всю ладонь молоком, отчего, видимо, и дано семени рыбьих самцов название - молока. На исходе жора плотвы в тех же местах случается зацепить фунтового горбача — икрянку, поэтому следует предположить, что сначала нерестует мелкий окунь-травник, а днями позже — с появлением берёзового листа — горбачи, ибо в самый нерест икрянки, как известно, ничем не питаются, стало быть, и на крючок не должны брать. Отдохнув после нереста некоторое время, горбачи начинают интенсивно питаться лончаками карповых пород, но поскольку подросшие и поумневшие рыбёшки являются не такой уж лёгкодоступной поживой, а новая поросль или не выклюнулась, или представляет собой ничтожно малый организм, то голодный хищник, испытывая определённые муки, рыщет по кормным местам и хватает всё живое, способное пролезть в его глотку. В это время банды окуней наносят огромный вред поздно нерестующим породам рыб, поедая их икру в несметном количестве. С начала открытия летнего рыболовного сезона до первой половины июля — время, наиболее благоприятное для ловли окуней, так как в этот период наступает жор, известный читателям по предыдущим главам.

Окуня можно встретить почти в любом водоёме. Разве что нет его в стремительных и холодных речках и заморных прудах, где единственным обитателем является стойкий карась. Наиболее излюбленными являются спокойные или медленно текущие равнинные воды, в которых при обилии всевозможного корма окуни достигают внушительных размеров. Мне приходилось ловить горбачей в небольших, заболоченных по берегам озёрах, где зеркало чистой воды не превышает гектара, а максимальная глубина - не свыше 3м. Ввиду таких суровых условий вся рыба, живущая там, должна была бы погибнуть в трескучую зиму от замора, однако обитатели благополучно здравствовали за счёт то ли маленького ручейка, насквозь пронизывающего озерко ниткой живой воды, то ли благодаря донным родниковым ключам, то ли за счёт неведомых для людей подземных рек, связующих пару и более соседних озёр. Для окуня чуть ли не единственным условием, обеспечивающим нормальное существование, является благоприятный кислородный режим. Похоже, что первыми жертвами заморов становятся именно окуни.

Зимой на одном водохранилища вследствие сильного сброса воды лёд местами опустился на дно, отрезав рыбьим стаям, зимующим в глубоких впадинах дна, путь к спасению. Весной по открытой воде обнаружились ужасные последствия того обстоятельства: на некоторых участках прибрежное дно было сплошь покрыто полуразложившимися останками щук, окуней и белой рыбы. Так вот, на глазок я прикинул, что на 20окуней приходилось в среднем по 2—3 щуки и около 7—10 штук бели. Безусловно, в тех местах окуней плодится и живёт очень много, однако и белой рыбы тоже хватает, но вот поди ж ты: соотношение — два к одному.

Ярый хищник

Окуня, особенно крупного, можно смело назвать ярым хищником, хотя кто не видел или хотя бы не слышал о поимке 2- и даже 3-фунтовых окуней на небольшую мормышку, наживленную рубиновым мотылём! Не брезгует он червями, пиявками, различными водными насекомыми. Например, во время вылета стрекоз набивает свой желудок их личинками до отказа. Однажды летом при ловле в проводку плотвы мне зацепился на катышек манки небольшой окунёк, очевидно, приняв белый комочек за какую-то плывущую букашку. Однако при всех прочих неожиданностях основной пищей окуня, конечно, является мелкая узкотелая рыбёшка, которую в период жора он поедает с великой жадностью и проворством, превосходя подчас в этом и саму щуку.

Рот у окуня устроен скорее как у всех мирных рыб, то есть почти трубочкой, но снабжен многочисленными мелкими, отогнутыми внутрь зубами (нечто вроде щучьей щетки), которыми в отличие от последней никогда лесу не перетирает. По данным признакам окуни не могут проглатывать широкотелых рыб -таких, например, как подлещики и густёрки, зато пробивают ощутимые бреши в рядах плотвичек, верховок, голавчиков и пескарей. Даже при наличии в водоёме указанных рыбок не преминут поживиться при случае собственной молодью. По моим наблюдениям, лакомое кушанье составляют для окуней и мелкие судачки, первый год живущие в береговой зоне. Сам же окунь, являясь чрезвычайно плодовитой рыбой, не имея достаточного количества врагов и благодаря сравнительно быстрой адаптации к всевозможным колебаниям жизненных факторов, расселяется повсюду и в короткий срок уничтожает в небольших замкнутых водоёмах юное подрастающее поколение рыб, однако каким-то образом уживаясь (правда, в яром антагонизме) со щукой. Вследствие этого окуня совершенно справедливо следует признать вредной рыбой, стоящей, подобно волку или серой вороне, вне закона. Что и сделано в последнее время.

Кроме упористости при вываживании, величины и красоты тела, да, разумеется, ухи с заливным, окунь обладает ещё одним, по всей вероятности, последним положительным качеством: попадая в водоём, где хозяйничает ротан, он в короткое время изводит своего конкурента практически до нуля, оставляя доживать алчный век только крупных экземпляров, будучи не в состоянии их заглотить. В свою же очередь, по прошествии естественного отбора сам становится бичом для карповой молоди.

Разные виды окуня

Крупный, упитанный окунь — замечательная, красивейшая добыча, особенно когда он, только что выловленный из тёмной зимней воды, отсвечивая ярко-оранжевыми грудными плавниками, перекидывается с боку на бок на припорошившем молодой лёд нежном бархатном снежку. Окраска его, впрочем, как и других хищников, меняется в зависимости от цвета воды и, что самое главное, от состояния дна. Наиболее яркий и приятный для глаза окрас наблюдается у окуней, живущих в малопроточных, заболоченных озёрах, все дно которых выстлано мягким, словно пух, илом, накапливающимся веками от сгнивших водорослей и других органических останков. У этих рыб на теле преобладают тёмно-зеленые тона с золотистым отливом, брюхо — желтовато-белое, а нижние и хвостовой плавники бывают то морковного, то малинового оттенка.

В реках с песчаным ложем замечаются белёсые рыбы, не заслуживающие в описании пристального внимания, к тому же по форме тела речных окуней порой даже трудно назвать горбачами, несмотря на встречающиеся в уловах солидные экземпляры. Они большей частью какие-то вытянутые, без характерного горба, зато с большой головой, завершенной огромной до уродства пастью. Однажды при ловле подъёмником пескаря ко мне в сетку попала совершенно белая рыбка, показавшаяся издалека плотвичкой. Но взяв её в руки, я убедился, что это был окунёк, однако такой бледный, с чуть заметно проступавшими серыми боковыми полосами, что не мудрено было спутать его с плотвой. По всей вероятности, среди рыб тоже иногда случаются альбиносы.

В отдельных водоёмах водятся небольшие окушки, окрашенные в голубовато-перламутровые цвета -хоть сажай в аквариум. Среди этой разновидности крупных особей я никогда не встречал, поэтому склонен отнести последних к распространённой, но вместе с тем бесславной категории матросиков. И наконец, в тёмных, будто дёготь, глухих торфяных водах обитают лапти неприятного, почти чёрного цвета. Правда, должен сознаться: самому мне довольно редко приходилось рыбачить в таких удалённых от угодьях — уж больно мрачно и жутковато выглядят круглые, словно огромные блюдца, лесные, кажущиеся молчаливо-бездонными озёра, с упавшими в пучину одряхлевшими стволами вековых деревьев, охраняемые со всех сторон такими же суровыми, как и вся вода, разлапистыми, могучими елями.

Собственно, специально окуня на кружки ловят довольно немногие рыболовы. Большей частью за ним охотятся спиннингисты по причине того, что небольшая вращающаяся блесна типа «Меппс» или рыбка на снасточке намного результативнее кружечной снасти. Опытный спиннингист в известных ему местах во время жора может наловить за утро до пуда и более великолепной добычи. На кружки же уловы горбачей будут, безусловно, скромнее, поскольку даже в случае обнаружения хорошей стоянки этою хищника частые перевёртки на ограниченном неглубоком участке водоёма приведут к подшумливанию лодкой горячего рыбака всей стаи, отчего она или стронется, или затаится на время, хотя, как известно, окуни в период жора страдают потерей осторожности. Все окуни — и маленькие, и большие — принадлежат к позднезоревым и частично к дневным рыбам. Ночью они стоят в своём укрытии без движения и находятся в состоянии оцепенения, поэтому ночная ловля окуней нигде не практикуется. Можно условно отнести к ночной ловле окуня в период белых ночей где-нибудь на Кольском полуострове. Однако из-за временного стирания границ течения суток не то что рыба, а иной раз и приезжий туда человек поначалу путает день с ночью. Я же под ночной ловлей подразумеваю уженье в темноте. Утром начало активного окуневого клёва совпадает с восхождением дневного светила над горизонтом на три-четыре собственных диаметра, что соответствует в июне месяце примерно пяти часам солнечного времени и продолжается с постепенным убыванием до солнцезенита. Возобновляется клёв, когда спадет полуденный зной, то есть к 18 часам, а с наступлением полных сумерек прекращается. Видимо, на данной повадке охотиться посветлу сказывается преобладание у окуня зрительного органа чувств над всеми остальными.

Зависимость клёва окуня

На клёв крупного окуня большое внимание оказывает погода. Он предпочитает кормиться в тихую, ясную погоду, когда лёгкий юго-западный ветерок слегка волнует зеркало воды мелкой зыбью, а стаи мальков и лончаков плавают у самой поверхности прогретых мелководий. Если же по небу проносятся сплошной пелёной кучевые северные облака, время от времени сбрызгивая землю холодными каплями, затею с выездом с кружками за окунем на плёс приходится временно оставлять. В лучшем случае где-нибудь в тихом закоулке небольшого заливчика будут клевать на поплавочную снасть, наживленную мальком, окушки-травники размером не более ладони.

Окунь — рыба стайная. Формируется в зависимости от времени года в большие и малые возрастные группы. Так, например, в сообществе 100-граммовых рыб никогда не встретишь фунтовика, точно так же и среди килограммовых окуней редко оказывается последний. Чем крупнее окуни, тем малочисленнее их ряды. Видимо, данная регламентация со стороны природы связана непосредственно с процессом питания. Крупные горбачи, не поперхнувшись, могут заглотить 10-сантиметрового пескаря, не говоря уже о мальках — их они заглатывают десятками, пока не набьют полный желудок. Посаженный на застёжку кукана подобный экземпляр начинает отрыгивать полупереваренную добычу в невероятном количестве. Нетрудно себе представить, что бы произошло с процессом естественного пополнения рыбных запасов водоёма, если б 3- и 4-фунтовые рыбины объединились в сотенные стаи.

Подбираем снасть для окуня

Раньше в литературе для ловли окуней рекомендовалось применять кружки диаметром около 120 — 130мм. Но по моим соображениям, кружочнику, то есть любителю ловли в основном щук и судаков, не отвергающему, однако, при случае азартную гоньбу за окунем, вовсе не обязательно иметь при себе второй комплект меньших по диаметру дисков, так как горбачи, являясь сильной и чрезвычайно настойчивой в охоте рыбой, вполне свободно переворачивают 150-миллиметровые кружки. Более того, напав на живца и чувствуя некоторое сопротивление снасти, окуни в ярости начинают дёргать из стороны в сторону, подчас ставя на ребро ярко окрашенный пенопласт. Вот оснастка кружка сейчас несколько меняется: вместо прежних относительно толстых поводков ставятся поводки сечением 0,2—0,25мм, разумеется, из жилки, и соответственно, крючки вяжутся в зависимости от применяемого живца и ожидаемой добычи. В случае употребления ерша или карасика подходит двойничок до № 7, а при употреблении пескарика, плотвички и прочей узкотелой наживки — одинарник 8-го. Однако существует единое непреложное требование при всех неучтенных индивидуальностях подготовки снастей к ловле — это острота и прочность крючка, ибо до слёз обидно, когда вполне уже реальная добыча вдруг благополучно уходит восвояси только из-за перекала или, наоборот, разгиба цевья.

Лучшими живцами для ловли горбачей на кружки являются мелкий пескарь, карасик, а также горчак, обитающий не во всех водоёмах, но представляющий собой превосходную наживку. К ершу голодный окунь питает особую слабость и, уж если вцепится в него, то треплет беднягу с великим остервенением пока, наконец, не заглотит. Удивительно, как это окунь своими сравнительно мягкими губами умудряется в щепки изломать крепкий и колючий спинной щит ерша. Мелкая плотвичка в силу исключительной нежности организма к острию крючка и болтанке даже на лёгкой зыби применяется редко, а уж тем более — верховка, посаженная за губу. Она, хотя и продолжает бойко вертеться на крючке, чаще всего становится добычей вездесущего травника, не заслуживающего никакого внимания со стороны серьёзного рыбака. На своего меньшого собрата величиной с мизинец горбачи изредка поклёвывают, но при возможности наловить указанных живцов родственников лучше не применять. Правда, это уже мое чисто субъективное мнение, и потому пытливый читатель вполне справедливо в любой момент может подвергнуть его сомнению и даже опытно опровергнуть.

При ловле окуней в нейтральных для всех хищников зонах, то есть на подводных возвышенностях или в неглубоких заливах, кружочник не застрахован от нападения на его снасти щуки или судака. Подобное, хотя и редко, но случается, и уж тогда держись, рыбак! Судака весом до 2кг при соблюдении упомянутых предосторожностей ещё имеется надежда выудить, если же влетит щука, тут, наверное, и святой Пётр не поможет — одним движением головы обрежет она тонкий окунёвый поводок, оставив на память лишь горестные воспоминания. При ловле окуня рабочий спуск на кружках приходится менять чаще, чем при ловле щуки и судака. Самые крупные горбачи, то есть весом свыше килограмма, клюют, как правило, около дна средних и больших глубин водоёма, и поскольку они в состоянии схватывать из укрытия довольно крупную добычу, то на мелководья в азартной погоне за мальком, подобно их несколько меньшим собратьям, почти не выходят. Однако поимки подобных экземпляров, как я уже говорил, — счастливая случайность в жизни рыбаков-любителей, поэтому, разумеется, и веселей будет ориентироваться на уженье 1—2-фунтовых рыб.

Летом и осенью

Летом на подводных возвышенностях окуней нужно ловить вполводы, а нередко рабочий спуск и вовсе делается 1м, так как именно на этой глубине летним солнечным днём гуляют основные массы мальков. Голодные горбачи средних размеров почти не затаиваются в отведенные им природой часы клёва, стало быть, всё время патрулируют район охоты. Нарвавшись на кружки, полосатые разбойники начинают бесчинствовать, переворачивая сразу до половины и более поставленных снастей. Пожалуй, это самая лёгкая и весёлая ловля, не уступающая, однако, по эмоциональности ловле других крупных хищников. Лодка кружочника в моменты перевёрток мелькает среди плавающих белой стороной вверх дисков словно челнок в швейной машинке, сам же хозяин, особенно не в меру горячий охотник, с бегающими глазами, трясущимися руками, часто начинает шуметь, топать ногами по днищу своего судна, хлопать вёслами, вследствие чего стая уходит на соседний участок или в более спокойную глубь, оставив на снастях голые крючки да несколько своих собратьев. Большею частью голодный окунь засекается сам по причине своей непомерной жадности, поэтому можно обойтись без подсечки, спокойно и без суеты вытаскивая за шнур крепко упирающуюся, рвущуюся во все стороны добычу. Но как же иному пылкому рыбаку не секануть в горячке широким взмахом руки, как же исключить сейчас столь непременную процедуру при ловле всех без исключения рыб! Вот и рвут наиболее нетерпеливые кружочники губы своим полосатым трофеям и, упустив очередного горбача, проклинают всех и вся на свете, но только не самих себя.

Надо полагать, что окуни независимо от размера хватают добычу как попало, то есть с головы, сбоку и даже с хвоста — этим свойством прожорливого хищника, видимо, и объясняются многочисленные пустые поклёвки, хотя очень часто можно наблюдать, как перевёрнутый диск яростно крутится и пляшет по воде, и уж верно, думаешь, сидит там хороший окунище, но лишь приблизишься на лодке, затаив дыхание, глядь, а диск-то замер — пусто! Сытый же окунь вообще большой проказник, любитель наделать всяких гадостей рыбаку, как-то: сорвать живца с крючка, стукнуть его жаберной крышкой, слегка прихватить за хвост, но всегда перевернув при этом кружок. И в отдельные дни на 10—15 перевёртышей не возьмешь ничего. Это ли не обидно? Незавидна и горька жизнь любого рыбака.

Как правило, гоньба окуней всегда сочетается с ловлей судака, разумеется, на тех водоёмах, где он есть. Часам к 9 утра, отгоняв снасти на судачьих тонях, заядлые и неутомимые кружочники быстро заменяют поводки и переключаются на горбачей, обитающих зачастую неподалёку. Ясным июльским утром при лёгкой зыби почти всегда удаётся обнаружить окунёвые стаи где-нибудь поблизости от зарослей водяных растений в приустьевых участках водохранилищ. Надо лишь сделать рабочий спуск не более полутора метров независимо от того, будет ли глубина тони, скажем, 3 или 5м, и пускать кружки с учётом ветра довольно широким фронтом. Если окуни патрулируют данный район, они непременно наткнутся на ваши снасти и тогда перевёртки последуют одна за другой. Голодный горбач одним махом переворачивает диск и тут же начинает его разматывать, клоня из стороны в сторону. Душа радуется.

Клёв окуней, правда, с разной интенсивностью — в зависимости от внешних факторов - наблюдается практически весь период открытой воды. Со второй половины июля и примерно до конца лета алчность окуней несколько ослабевает из-за того, что подросший малёк, сгруппировавшись в тысячные табуны, представляет для окуней весьма легкодоступную поживу, которую последние потребляют для себя в несметном количестве и мало обращают внимания на тех редких живцов, что сиротливо болтаются на снастях кружочника. Однако с заметным осенним похолоданием воды, когда малявки тронутся с мелководий к местам потеплее, то есть в нижние слои воды, клёв горбачей на кружки постепенно возобновляется. Теперь, в отличие от летних (тёплых) условий, снасти целесообразнее устанавливать вдоль зоны прибрежного свала в глубину. Хорошими ориентирами в этом случае будут служить камышовые и тростниковые острова, расположенные на широких плесах. Нередко от подобных бугров полого идущие вглубь хрящеватые площадки вдруг резко обрываются в русло реки, создавая тем самым замечательные угодья горбачам.

Осенью бой окуня мне приходилось наблюдать чрезвычайно мало, да и то лишь в тёплую ясную пору бабьего лета. Видимо, рыбья мелочь, привлеченная солнечным весёлым блеском и временно наступившим затишьем, вновь, как и летом, поднимается порезвиться и понежиться на песчаные косы подтопленных пригорков, а за ней, словно пастухи за своей отарой, следуют умножившиеся к зиме банды полосатых налётчиков. И вновь тогда на краткие мгновения вскипает голубая, зеркальная гладь воды от десятков и сотен беснующихся в охотничьем азарте горбатых тел, приводя завороженного столь великолепным зрелищем наблюдателя в неописуемый восторг.

Мы надеемся, что данный спил рыбацкого опыта по ловле кружками окуня окажется вам полезным.


Интересного общения - (для работы комментариев необходим включенный джава-скрипт в браузере):
  © 2006 - 2017гг. Использование материалов сайта без активной гиперссылки запрещено.
 Подразделы::.:..
  Намотай на ус Рыбка
 Поиск:



  Все о рыбалке Рыбка
 Советы бывалых::.:..
 Ловись рыбка Рыбка