Ловись рыбка  

Выбор перспективного места ловли на кружки

Продолжаем нашу традиционную рубрику Советы бывалых рыбаков - раскроем секреты правильного выбора места для размещения кружков на рыбалке:

Иногда на рыболовно-спортивных базах можно наблюдать сценку: обступившие удачливого кружочника юные рыболовы, глядя восторженно на замечательные трофеи, нарочито не припрятанные в рюкзак, наперебой верещат:

И действительно: не только знание биологии рыб, обладание хорошей снастью и умение слаженно управлять лодкой, но и правильный выбор места, чёткое представление о рельефе дна, его глубине делают гоньбу вполне осмысленной, целенаправленной и позволяют порой брать неплохие уловы. В противном случае рыболов может надеяться лишь на случайность и никогда на закономерный результат своей деятельности.

Разумеется, впервые приехав на водоём да ещё без наставника, молодой кружочник едва ли может рассчитывать на успех. Хотя в моей практике случались истории, в которых новички из-за нестандартных действий во время ловли (не только на кружки) и по воле Его Величества Случая побивали опытных, видавших рыбаков, повергая их в совершенное изумление и в некоторый, я бы сказал, шок.

Итак, прежде чем пускаться в путь для встречи с незнакомым водоёмом, рыболову нужно получить как можно больше различной информации о нём, то есть ознакомиться с крупномасштабной картой, на которой, случается, бывают обозначены наиболее интересные объекты (затопленные русла, коряжники. бывшие строения, дороги и т. д.), по возможности перенять опыт ловли у старших товарищей, посещавших избранное им водохранилище неоднократно, узнать особенности гидрологического режима для данного сезона и многое, многое другое, поскольку самые, казалось бы, на первый взгляд пустяковые вещи порой оказывают на результаты ловли доминирующее воздействие. Кстати говоря, довольно подробные карты с указанием перечисленных объектов и даже мест обитания хищников имеются практически на всех рыболовных базах общества и вывешены для всеобщего обозрения в красном углу.

Вообще же, давать здесь какие бы то ни было безапелляционные рекомендации по выбору места гоньбы кружков было бы с моей стороны чистой воды авантюризмом. Хотя хищники по своему образу жизни и тяготеют к всевозможным укрытиям, но это вовсе не должно означать, что под каждым затопленным пнём таится щука, а в любой точке глубокого русла судак только и ждет, когда рыболов предложит ему соблазнительный подвох в виде шустрого живчика с запрятанным в него острым жалом крючка. И, тем не менее существуют отдельные критерии, руководствуясь которыми, кружочник может при поиске нужного района начисто отметать те или иные участки, на других же задерживать своё внимание и в дальнейшем благодарить судьбу за бесценную находку.

В литературе некоторые авторы для определения мест стоянок рыбы на водоёме рекомендовали в отдельных случаях прибегать к опросу местного населения. Возможно, раньше этот способ порой и находил отзыв у редких рыбаков и добродушных крестьян, для которых живая беседа с новым человеком, тем более городским, являлась своеобразной формой источника информации о жизни страны вообще и города в частности. Под эту сурдинку какой-нибудь словоохотливый сельский старичок, сидя в праздности возле своей калитки, обрадованный возможностью потолковать о том, о сём, наверняка мог выложить исчерпывающие сведения о ловле рыбы в данной местности. Сейчас, в связи с густо расплодившимися почитателями активного отдыха, облепляющими ежедневно ближние к городу большие и малые воды, словно осы малиновое варенье, нечего и пытаться расспрашивать местного рыбака, где тут у них щука клюёт, а где — судак. В лучшем случае в ответ можно услышать нечто вроде:

Сопровождается это ехидной ухмылкой и хитро прищуренным глазом. В худшем случае ответ послышится несколько иным, но более кратким — всё зависит от внутренней культуры и душевного состояния в данный момент ответчика. Хотя, разумеется, и в наши дни в отдаленных местностях у сельских жителей не перевелись ещё гостеприимные люди.

Впервые приехавшему на водоём новоиспеченному любителю уженья хищников вовсе нетрудно определить районы гоньбы кружков, поскольку на них всегда в большем или меньшем числе пасутся кружочники, узнаваемые издалека даже неопытным глазом по воткнутым в корму, словно мачты, штокам подъёмников и по характерным положениям самих хозяев дрейфующих лодок с опущенными в воду вёслами. Далее предстоит уже кропотливая работа по изысканию и установлению площади тони с помощью глубиномера и фиксация ее границ буйками.

Любая хищная рыба, будь то щука, судак, крупный окунь, налим, как правило, никогда не задерживается на ровном, однообразном, вдобавок ко всему илистом дне. Сама природа хищнических инстинктов предназначает упомянутым породам рыб скрываться от посторонних глаз за различными неровностями донного ландшафта и набрасываться на добычу из укрытия. Только чрезвычайный голод вынуждает хищников бродить в поисках его утоления, но не как придётся, то есть совершенно открыто, а придерживаясь определённых троп, отмеченных на своём протяжении корягами, камнями, водорослями и т. д. Вне времени охоты хищник покоится на твёрдом хрящеватом дне, состоящем из песка, глины, мелкой гальки, хоронясь за облюбованным укрытием. В водохранилищах участки чистого, не занесённого илом дна обычно располагаются по обеим сторонам затопленного русла речушки, поскольку даже незначительный, но постоянный ток воды не даёт осаждаться органическим остаткам в этих зонах. Состав и плотность дна определяются с помощью глубомера постукиванием грузика о грунт в интересующем рыбака месте. Если дно состоит из гальки, в руку передается звонкий, жёсткий стук; если глина и песок, стук будет жёстким, но приглушенным; если же дно покрывает слой грязи и рыхлого ила, то удар практически не ощущается, зато рука хорошо чувствует, как груз залипает в чём-то мягком. Вынув же глубомер из воды, внимательный рыболов видит прилипшие к грузику лепёшки грязи. Аналогичным зондированием выясняется наличие на дне коряг и крупных валунов, только в этом случае лодка рыболова медленно продвигается по зоне, подгоняемая легким ветерком или напарником искателя, а сам он, не выпуская из руки катушки глубомера, ведет грузик по дну. Тут рука его вдруг ощущает мягкий зацеп лота, затем еще и ещё. Изредка грузик даже схватывается чем-то и тормозится. Причиной тому — коряги.

На некоторых водохранилищах до их заполнения по инертной беспечности властей и местного лесхоза окрестные деревья не успевают вовремя спилить и вывезти, и вода заливает целые участки лесного массива, а впоследствии приехавшему сюда рыболову представляется довольно унылая картина в виде торчащих над поверхностью посохших, корявых стволов, пропадающих совершенно напрасно. Со временем эти стволы разрушаются под воздействием воды, солнца и ветров и оседают на дне, образуя порой целые залежи древесины. Вскоре после затопления такие участки охотно посещает мирная рыба, находящая здесь обильную пищу и укрытие от подводных хищников, которые, кстати говоря, идут туда ещё более охотно и обживают новое место весьма скоро. <

Однако по прошествии 2—3 лет мертвая древесина начинает интенсивно разлагаться под водой, забирая для процессов распада кислород и возвращая водной среде углекислый газ, поэтому удачно ловивший здесь по первости рыболов ныне может просидеть тут зря. И только после окончательного разложения древесины возобновится, но уже, разумеется, не с прежним пылом рыбалка. Да и гонять кружки в подобных местах весьма сложно из-за частой потери снасти (хотя, не скрою, насколько сложно, настолько и заманчиво, ибо крупный хищник, так называемый берложник, нередко соблазняется проплывающей здесь приманкой).

Несколько лучшая ситуация складывается, когда до затопления спиленные стволы вывозятся прочь, оставляя на месте некогда густых зарослей и роскошного зелёного чертога голую вырубку с большими и малыми пнями. Заморные явления в этом случае не такие обильные, и рыбалка во все времена года зачастую получается превосходной. Подмытые движущимися массами воды корни оставшихся пней как бы приподнимаются над грунтом, образуя под своими объятиями всевозможные тоннели и пещерки, в которых любит ютиться вся хищная рыба без исключения.

Встречаются и совершенно противоположные по структуре и природному образованию подводные участки, практически исключающие наличие коряжника на них, тем не менее хищник с удовольствием использует их под свои стоянки.

При затоплении глубокой водой пойменных лугов — больших или малых - разумеется, никаких укрытий в образе коряжников на новом дне для рыбы не бывает. Однако вполне возможно допустить, что по самому руслу затопленной теперь речушки некогда густились ольховые заросли, через луг проходила грунтовая дорога и, пересекая какой-нибудь овраг на своём пути, который, кстати говоря, выходил горловиной к воде, имела бревенчатый мост, впоследствии скрытый волнами. Всевозможные холмы, насыпи, рытвины на ровном и однообразном в большинстве своём дне являются не менее перспективными, нежели коряжкики, участками для гоньбы кружков. Порою перечисленные неровности даже выгоднее целых районов с топляком, ибо привлекают и концентрируют на своих бугристых ложах значительное количество всякой хищной рыбы. Весьма и весьма заманчивым местом являются отдельно расположенные, хотя и вблизи русла, вдруг резко возвышающиеся над общим фоном дна затопленные гряды, но не длинные, как железнодорожные насыпи, а короткие и прерывистые. Как правило, здесь кружочник всегда найдёт чем поживиться, только бы поменьше конкурентов было рядом. В противном случае из гоньбы ничего путного не выйдет - одна лишь бестолковая суета, нервотрепка да хорошая перебранка.

Новичку, да тем более на новом водоёме, без подробной карты глубин и расположения русел трудно будет поначалу осваиваться. Десятки и сотни раз опустит он свой лот в глубину, пока, наконец, не отыщет искомое место. Однажды я во время отпуска потратил целый день, чтобы зарисовать в свой блокнот исчерпывающую схему рельефа дна обширного плеса с обозначением соответствующих береговых ориентиров. Я тогда не пожалел утренней и вечерней зари, вымотался до изнеможения, зато теперь, приезжая на плес даже после длительного перерыва, сделав всего несколько контрольных замеров, могу с лёгкостью определить нужный мне рабочий спуск кружков и непосредственно сам участок тони.

Как уже говорилось, определению глубин и зондированию дна в большой степени способствует легкий ветерок, подгоняющий не спеша лодку, так что кружочник может на время полностью забыть про весла и всецело отдаться исследованию подводного мира. На каком-то участке его глубомер, фиксировавший ровную площадку отметкой на шнуре, скажем, 6м, вдруг резко ушёл вниз на 9-метровую глубину. Немедленно выбрасывается буёк. Если у рыболова на карте обозначено в этом районе русло речушки, то всё ясно; если же нет, тогда это нечто похожее на овраг или что-то в этом роде, и теперь придется похлопотать, чтобы досконально определить границы впадины. Затем с помощью разбросанных по воде буйков целесообразно будет сориентировать интересующий рыболова участок водоёма с береговыми стационарными предметами и всю эту информацию зафиксировать в походном блокноте. Точно таким же образом определяются и другие перспективные для гоньбы участки.

Места ловли, о которых идет речь, предопределяют в основе своей стоянки судака и крупной щуки. Мелкая и средняя щука, а также окунь в течение всего сезона открытой воды (за исключением периода осеннего похолодания, наблюдающегося у нас обычно с третьей декады сентября) с успехом вылавливаются в больших, но относительно мелководных заливах, прибрежная зона которых поросла тростниковыми и камышовыми зарослями, а поверхность воды пестрит островками кувшинок. Подобные заливы на крупных водоёмах, как правило, быстрее других мест прогреваются весенними лучами и, стало быть, служат хорошим нерестилищем для большинства рыб, в первую очередь для щуки. После схода полой воды и по мере разрастания водяных растений щука находит здесь всё больше места для засад, а постоянное обилие рыбьей мелюзги позволяет хищнице вести безбедное, сытое существование.

Чтобы удостовериться в этом, рыболову достаточно солнечным утром подчалить на лодке к кромке береговой растительности и, затаившись, послушать окружающий его мир. Случается, что щука в пылу азарта охоты проносится на поверхности воды прямо у лодки, не замечая затаившего дух наблюдателя. Более или менее сильные всплески слышатся всюду, где есть хоть клочок водной растительности. Временами до уха доносится бульканье и будто вскипание воды. Это уже стая окуней вышла на разбойный промысел мелкой рыбёшки, спасающейся от преследователей паническим выпрыгиванием за пределы среды своего обитания. Таким образом, наблюдательный и сметливый охотник в подобных ситуациях всегда может почерпнуть исходную информацию и в дальнейшем, сообразуясь с нею, направить свою деятельность на положительное достижение результата.

Стоянки хищника могут меняться в зависимости от времени года, погодных условий (давления, ветра, температуры атмосферного воздуха и соответственно воды), изменения уровня воды и прочего и прочего. Так, например, при потеплении, а также при повышении уровня воды стайки мелкой рыбёшки начинают интенсивно перемещаться на береговую зону, туда же пойдет и щука, и уж на кружки её теперь ловить в береговой зоне будет совсем не бессмысленно. Осенью с похолоданием воды и в связи со сбросом её на многих водохранилищах происходит обратное явление. Теперь щуку с успехом ловят по глубоким бровкам затопленных русел и даже в них самих. Судак, хотя и не выбирает мелководных стоянок, летом частенько встречается на подводных грядах и на коряжнике, находящихся порой всего под 2—3-метровым слоем воды. Вообще судак в ряде мест — весьма непостоянный трофей в уловах, особенно у малоопытных кружочников, так как те, однажды найдя его стоянку, полагают, что там он должен находиться во всякое время, а вследствие этого не утруждают себя поиском других выгодных для гоньбы участков и привязываются к избранному единственному месту накрепко, напрочь отметая все другие факторы, от которых нередко и зависит успех. Старый случай из моей практики доказывает справедливость приведённых сейчас слов.

>Тому лет около десяти назад в самый разгар летнего судачьего жора мне удалось неплохо погонять кружки на излюбленной судачьей стоянке — старой затопленной насыпной дороге. А поскольку благодатная пора активной гоньбы длится весьма недолго, то спустя неделю я вновь решил испытать счастливые мгновения незабываемых рассветных зорь. Однако пущенные в ранний час кружки продолжали оставаться в спокойствии, лишь слегка перемещаясь по утренней глади с помощью чрезвычайно бойких пескарей. Ситуация, прямо скажем, представилась мне ошеломляющей, а исход зорьки, казалось, был предрешен: уж если с рассвета судак не берёт, то позднее его вообще не жди! Да и из самого положения дел явствовало, что в столь безотказном ранее месте судак отсутствует. В полном отчаянии я всё же продолжал гонять здесь, ибо больше идти мне было некуда.

Внезапная перевёртка поразила меня словно удар грома. Наконец-то! Белый диск кружка лежит, не шелохнувшись. Бросил?! Нет, сидит! Хотя что-то уж больно отчаянно и резво бьётся на шнуре - это на судака не похоже. Неужели?.. Она! Вынимаю из воды всю лесу с обкушенным жилковым поводком. Экая досада! Но кто же знал?! Быстро меняю поводки сечением 0,4мм на 0,5мм и вновь запускаю снасти в то самое место, где произошла перевёртка, благо на поверхности воды царит полный штиль. Вскоре волнение моё повторилось, а на кукане заходила первая стандартная щучка около килограмма весом.

Часов до десяти утра было семь перевёрток, что позволило мне обрести восторженное настроение и вписать пять щук в свой актив. Замечательно, что все щуки были строго одинакового размера и веса. По окончании гоньбы я на радостях даже представил себе такую шутливую картину там, под водой. Будто окрестные молодые щучки, возмутившись чем-либо, объединились в дружную ватагу и дали жестокий бой своим конкурентам-судакам за обладание лучшей зоной влияния, коей являлась упомянутая подводная гряда. Судаки, не ожидая подобной наглости и столь резвого напора со стороны своих плебеев, спешно ретировались в глубинку. И уж коль дело так обернулось, то я нисколько не сомневаюсь, что при отступлении какой-нибудь забияка-судачок, дабы хоть несколько выправить посрамленную репутацию соплеменников, остановился и, погрозив назад сжатым плавничком, с запальчивостью выкрикнул звонким фальцетом: «Ну, пятнистые, погодите! Мы вам ещё покажем!» Но, увидев возле себя оскаленную зубастую рожу, что было духу кинулся за ближайший пень. Именно так всё и должно было произойти, другого положительного объяснения я не могу дать при всём своём желании, ибо сколько я там ни гонял, а со щукой повстречался впервые.

Мы надеемся, что данный раздел поможет Вам, и ответит на один из главных вопросов - где ловить на кружки.


Интересного общения - (для работы комментариев необходим включенный джава-скрипт в браузере):
  © 2006 - 2017гг. Использование материалов сайта без активной гиперссылки запрещено.
 Подразделы::.:..
  Намотай на ус Рыбка
 Поиск:



  Все о рыбалке Рыбка
 Советы бывалых::.:..
 Ловись рыбка Рыбка